История отзывов 

«Некоторые из этих отзывов являются настоящими исповедями, знакомство с ними помогают тем, кто только в начале пути, помогают поверить, что все преграды преодолимы, вселяют веру и оптимизм»

Отзыв профессора:

«Состояние нынешней российской психологической науки весьма противоречиво. С одной стороны, в течение 15-20 лет в десятки раз увеличилось количество ВУЗов, готовящих специалистов-психологов, повысилось число печатных трудов, методических и популярных психологических наблюдений. Налицо определенная социальная мода на психологические знания.  С другой стороны, отмечаемый интерес к психологии избирателен и достаточно узок: торговля, реклама, развлечения, различные предсказания, диагностики и лечения. Все шире распространяется всевозможные околопсихологические, псевдонаучные, а зачастую откровенно шарлатанские конструкции.

Заболел я почти 2 года назад. Диагноз - хроническая ишемия головного мозга, последствия перенесенного инфаркта головного мозга. Почти все это время мне оказывала квалифицированную помощь клинический психолог Пашнина О.Н. Устные консультации, набор специальных упражнений, тренинговые занятия – все это было в активе Пашниной О.Н.

Ольга Николаевна проводила занятия со мной интересно, со знанием дела. Каждое занятие с пациентом она предварительно обговаривала, показывала практически, объясняла.  Для нее характерно уважение к клиенту, разъяснение поставленных задач, высокая квалификация.

Ольга Николаевна постоянно повышала и повышает свои знания в области клинической психологии. Упражнения были интересными, разнообразными, проводились с учетом профессии пациента, его знаний и здоровья. Очень часто Ольга Николаевна приносила с собой литературу, различные пособия, рисунки. Все они были направлены в конечном итоге на достижение положительного результата.

Для Ольги Николаевны типично уважение к личности пациента, постоянный рост знаний, работа над собой, увлеченность делом, учет возрастных особенностей пациентов.

Квалифицированная помощь Ольги Николаевны подтверждает желательность в России науки психологии. Проблема в недопустимости лишения человеческой психики достойного изучения, грамотной поддержки гуманного сопровождения по жизни.

Выражаю сердечную признательность Ольге Николаевне Пашниной за квалифицированную помощь и оказанную поддержку».

С уважением,

Кандидат педагогических наук,

Профессор кафедры

Дубрович С.В

Диагноз ДЦП:

«Занимаемся уже почти год по методикам Ольги Николаевны. За это время сын, которому 29 лет, стал гораздо подвижнее, начал вставать с инвалидного кресла и передвигаться с помощью костылей. Мы с мужем стали более энергичными, улучшилось самочувствие, а моя хроническая болезнь пошла на спад. Спасибо вам, Ольга Николаевна!»

С уважением, Наталья Пискунова, Москва.

 

Микроцефалия излечима:

Меня зовут Оксана Матяшова, в 2004 году у нас мужем родился сын Даниил. В родах была асфиксия, тугое обвитие пуповиной. Сначала поставили диагноз постгипоксическая ишемическая энцефалопатия, микроцефалия. Мне непонятные диагнозы ни о чем не говорили. В жизни все было гораздо страшнее. Ребенок отставал в физическом и психо-речевом развитии. Очень плохо спал, плохо ел, в 4 года ничего не мог самостоятельно ни одеться, ни на горшок попроситься. Врачи сказали, что это не лечится, и ребенок в будущем будет не обучаем. Что творилось со мной не передать словами, я была в полном отчаянии, ужасе, смотрела на своего мальчика и ничем не могла ему помочь. Тогда я потеряла смысл в жизни. Муж, как мог поддерживал меня хотя и понимал, что положение серьезное. Но я всегда по жизни была оптимистом и верила в чудо.

Чудо с нами произошло. В Москве на обследовании в Республиканском Реабилитационном центре «Детство» мы встретили доктора - клинического психолога - Ольгу Николаевну. Только она увидела в Даньке потенциал и предложила помощь.

Конечно, везет только тем, кто ВЕЗЕТ. Мы выполняли все рекомендации Ольги Николаевны, делали нейрокоррекцию, специальную гимнастику. Причем, живем мы в Саратове, и все рекомендации выполняли заочно и по телефону. Приезжали в Москву каждые 3-4 месяца на консультацию. Вот уже 5 лет мы занимаемся с Ольгой Николаевной.

 На данный момент с ребенка сняли диагноз микроцефалия, задержку психо-речевого развития. Моему сыну 9 лет он прошел собеседование в лицей и сейчас учится во 2-м классе. У него отличная память, учителя его хвалят за неординарное мышление, богатый словарный запас, участвует в олимпиадах по русскому языку. Конечно кроме гимнастики занималась с ним развитием речи, массажи, развитие сенсорики, моторики и многое другое. Сейчас у нас другая жизнь, спокойная, счастливая радостная, где я вижу своего сына полноценным, умным самостоятельным человеком. Параллельно, по рекомендациям Ольги Николаевны, работала над собой, духовно развивалась. Ушли ужас и страхи из моей жизни. Хочу сказать всем, у кого подобные проблемы.

 НЕ СДАВАЙТЕСЬ,

ВЕРЬТЕ, ДАЖЕ ЕСЛИ СОВСЕМ НЕ ВЕРИТСЯ!

 Только благодаря взаимному доверию, нас родителей и Ольги Николаевны, огромной любви и вере в Бога, а Бог и есть любовь, у нас все получилось!!! Верьте в себя, в помощь Вселенной и у Вас обязательно все ПОЛУЧИТСЯ!  Ведь по вере вашей и дано вам будет. С любовью и благодарностью Матяшова Оксана. 17.12.2012

Если возникли вопросы c удовольствием отвечу, мой телефон 8 904 702 02 01 или пишите на почту mat.oxana2010@yandex.ru

Самые маленькие:

«Наш малыш с двух неделек сильно запрокидывал голову назад, мы ходили к неврологу в детскую поликлинику, который поставил диагноз-гипоксию.

Затем, одна знакомая посоветовала нам обратится к нейропсихологу - Ольге Николаевне. Заниматься с ней мы стали с полутора месяцев. На занятия ездим вместе с нашим папой, по возможности 2 раза в неделю, а ежедневно делаем упражнения дома. Сынуле нравится. Сейчас ему 4,5 месяца, улучшения на лицо! Спасибо Ольге Николаевне».

С уважением Ринат, Ирина г. Подольск, тел. 8 (965) 22 87 920.
 

Мы здоровы – ходим в садик:

«Наш сын родился, когда мне было 30 лет. Роды были сложные. Воды отошли, а родовая деятельность практически отсутствовала. Обычная стимуляция не помогла. В результате сделали эпидуральную анестезию и в течение 2-х часов я родила (с момента, как отошли воды, прошло почти 12 часов, что для здоровья ребенка критично). По шкале Апгар ребенку поставили 8-9 баллов.

Сложности начались уже в роддоме. Сынишка постоянно плакал, грудь не брал, в весе потерял больше положенных 300 гр., началась физиологическая желтушка, почти месяц гноились глазки.

Спустя три недели я перевела сына на искусственное вскармливание, так как грудь он практически не сосал и молоко стало уходить, а сцеживание не помогало. С этого момента мы с мужем забыли про нормальный младенческий стул и познакомились с запорами и различными высыпаниями под названием пищевая аллергия.

До полугода сынишка спал практически только на улице, а дома по 15-20 минут. В 10 месяцев отказался от второго дневного сна, а к двум годам вообще с трудом засыпал днем. Вечером укладывался по часу со слезами, лет до двух часто просыпался ночью и плакал. Все эти сложности я связывала с прорезыванием зубов, как мне говорил врач-невропатолог. Хотя, когда ребенку было 4 месяца, ему по результатам осмотра и НСГ был поставлен диагноз «левосторонний гемипарез». Подробных комментариев относительно диагноза врач не дал. И поскольку лечение свелось к приему гомеопатических препаратов, а из внешних признаков имелась только ассиметрия складочек под попкой, я не придала этому серьезного значения. В 10 месяцев, опять же, по результатам осмотра и НСГ указанный диагноз был снят, и я про него совсем забыла.

После перенесенного в 1,5 года мононуклеоза и двух прививок АКДС сын стал избегать общества детей, сторониться шумных компаний. К двум годам мы даже близко не подходили к детским площадкам. Плюс накануне болезни ребенок начал хромать. Обследования ничего не выявили. Но каждый раз, как сын заболевал, появлялась хромота и сохранялась до месяца.

Когда сынишке исполнилось 2 года, мы отправились на прием к невропатологу: меня беспокоил не заросший, как мне тогда казалось, родничок, а также отсутствие речи («па-па-па», «пока-пока» не считается). Врача мне порекомендовала подруга и прием был неофициальный. С родничком, как оказалось, у ребенка все в порядке, а вот задержка развития была на лицо. Однако, учитывая возраст, такой диагноз врач не могла поставить. Предложила пройти повторный осмотр через 6 месяцев, дала рекомендации относительно общения и обратила внимание на наличие аутичного поведения.

После нашей встречи я недели через две решила почитать про аутизм в интернете, и моя жизнь перевернулась, поскольку я нашла все признаки аутизма у своего ребенка: с детьми на контакт не идет, зациклен, с трудом переключается с одной деятельности на другую, в глаза при общении смотрит редко, в игрушки не играет (любит катать и крутить круглые предметы), не разговаривает, открывает-закрывает двери, машет ручками, все нюхает, играет с тенью, плохо спит, беспокойный, капризный, не любит близкий телесный контакт, поведение полевое. Я перестала спать, есть, когда ложилась в кровать, зубы стучали от страха за будущее ребенка и свое. Муж не разделял мои страхи. Он считал, что ребенок у нас совершенно нормальный. Единственный человек, который понял и поддержал меня тогда, была моя мама. Совету невропатолога относительно общения мы с мужем последовали и включили «непонималки» на «уканья» ребенка. В результате появились слоги «га-га», «му», «гав», «го-го», и наконец «да» как положительный ответ на вопрос.

Но мысль о диагнозе «аутизм» не давала мне покоя. Я решила не ждать двух с половиной лет и поехала на прием к психологу и логопеду. Мои предположения не подтвердили и сообщили, что я сама виновата в задержке развития ребенка излишне его опекая. А я осталась при своем мнении: у нашего сына есть проблемы и надо что-то делать, только что, я не знала. Невропатолог, к которому мы ездили, посоветовала мне обратиться к специалисту, работающему с аутистами, чтобы тот посмотрел ребенка и дал свое заключение, а также предложила подавать некоторые успокаивающие лекарства. Но ни один из советов я не приняла.

Все решил случай. Сестра мужа рассказала мне про нейропсихолога Ольгу Николаевну, которая занималась с ее ребенком в Республиканском Реабилитационном центре «Детство», во время прохождения оздоровительного курса, и которая занимается коррекцией психического развития путем выполнения физических упражнений. Я заинтересовалась. При встрече Ольга Николаевна подтвердила правильность моих опасений – наличие органического поражения головного мозга у ребенка, и предложила начать работу по нейропсихологической коррекции. Рассказала про методику «возврат онтогенеза», т.е., как бы, возврат ребенка в период внутриутробного развития, через упражнения для мозга. В дальнейшем диагноз «аутизм» был подтвержден невропатологом, который до настоящего времени проводит гомеопатическое лечение сына.

Мы начали заниматься 2 февраля 2009 года. Программа включала в себя пальчиковую гимнастику, энергетическую гимнастику, работу с глазами, гимнастику на полу, массаж ручек и ножек. Ольга Николаевна приезжала к нам 2 раза в неделю, я работала с сыном каждый день. В течение нескольких месяцев все делалось моими руками, руками Ольги Николаевны, а также руками моей мамы. Сейчас точно могу сказать, что психологически и эмоционально это был адский труд и для нас, и для ребенка. Но самое сложное было для меня – это поверить. Поверить в действенность методики, научиться видеть крохотные достижения ребенка: движение пальцев, слово, взгляд. Множество раз меня охватывал страх, что все напрасно, и я впадала в уныние. Ведь хочется все и сразу, выпил чудодейственные таблетки и здоров.

На протяжении всего времени Ольга Николаевна поддерживала меня психологически, помогла мне понять, что такое «ответственность». Вместо претензий - «за что мне это?», по ее рекомендациям, несмотря на физическую занятость, я находила время и возможности работе над собой - меняла характер, мысли, отношение к себе, к мужу, к сыну, к родителям и окружающим людям, становилась сильнее и мудрее.

Вместе с тем, Ольга Николаевна вводила те или иные изменения в занятиях, в зависимости от того, на что надо было сделать упор, что укрепить. Помимо того, что я перечислила выше, сынишка и рисовал пальчиками (причем каждым по очереди), и выстукивал ритмы руками, ногами, и рисовал восьмерки руками, и выполнял различные упражнения на чередование правой и левой рук (для выстраивания межполушарных связей), и просто упражнения на развитие памяти, мышления, внимания.

Спустя 5 месяцев после начала занятий сынишка уже говорил предложениями. Это была победа! Сегодня ему 6 лет и таких побед за четыре года было много:

- прошло прихрамывание;

- забыто открывание и закрывание дверей, бег и хождение по кругу, игры с тенью;

- открыт окружающий мир: животные, птицы, насекомые, растения, люди, машины, самолеты, поезда, звезды, реки, моря;

- полюбил детские площадки с качелями, горками, каруселями;

- полюбил возиться в снегу;

- спокойно ездит в машине, а не кричит;

- говорит о себе в первом лице;

- перестал писаться днем, а потом и ночью;

- засыпает спокойно (раньше теребил край подушки, стучал руками, ногами, вертелся), спит спокойно;

- стал ласковый и нежный, и я до сих пор не могу насытиться прикосновениями, поцелуями, объятиями своего ребенка;

- полюбил воду и в ванне, и в речке, и в море. В этом есть огромная заслуга моего папы. Он начинал с бросания цветных пробок от пластиковых бутылок в речку, все дальше и дальше от берега. Для освоения водного пространства сыну потребовалось 3 года.

- научился гримасничать, изображать персонажей из любимых мультфильмов, петь, читать стихи, лазить по лестницам, кататься на велосипеде и самокате, играть в мяч (сначала катать, потом футболить ногой, потом бросать в верх, потом ловить, потом отбивать кулаком), хитрить и обманывать;

- отлично разговаривает и выстраивает предложения.

А главное - изменился взгляд, он стал твердый, уверенный, прямой, в нем появилась сила! И больше ни один врач даже не намекает на аутичность ребенка!

В 4,5 года наш ребенок пошел в детский сад. Для кого-то это само собой разумеющееся. Для меня же это означало начало новой жизни, жизни открытой, среди людей и с людьми, а не замкнутой и зацикленной. Ведь было время, когда я даже не могла ни с кем остановиться на улице и поговорить, потому что мой ребенок начинал паниковать и кричать.

В саду сын постепенно учится взаимодействовать с ровесниками. Пока он далеко не всегда участвует в совместных играх, но уже сам идет на контакт: здоровается, прощается, обращается с просьбами, о чем-то рассказывает. А на Рождественский вечер наш сынишка танцевал и пел со всеми ребятами! А я так за него радовалась, да и за себя тоже. Первое время сын ничего не рассказывал, даже о том, что было на завтрак, обед и ужин. Сейчас он рассказывает все: что кушал, какие были занятия, кто обидел, кто похвалил, кого наказали, знает всех ребят по имени и фамилии, всех учителей. Со всеми воспитателями и учителями нашел контакт.

Многое еще предстоит сделать: скорректировать психоэмоциональное поведение и наладить работу нервной системы в части возбуждения и торможения, укрепить шейный отдел позвоночника и снять тонус в правой части тела. Все это позволит сыну в дальнейшем успешно освоить школьную программу, получить профессию, жить полноценной жизнью. А для этого надо иметь способность удерживать внимание во время занятий, выполнять не только то, что интересно, но и то, что требуется, добиться полной произвольности в действиях, научиться управлять своими эмоциями. И все это нужно выполнять легко, не испытывая постоянного переутомления, и как следствие, перевозбуждения, головных болей.

Про себя хочу сказать, что я везунчик. Мне судьба послала Ольгу Николаевну, а с ней и выздоровление нашего сына.

А ведь в мире существует огромное количество семей с детьми, больными ДЦП, шизофренией, синдромом Дауна, которые просто не знают о существовании нейропсихологической коррекции, с помощью которой их дети могут начать полноценную жизнь. Большинство врачей предлагают только традиционные способы лечения – таблетки, которые подавляют эмоции, тормозят развитие и превращают детей в «овощи».

Кто-то, прочитав мой рассказ, скажет, что все эти занятия ерунда, и ребенок просто к шести годам сам «перерос» все проблемы, пришло время. Но я точно знаю, что это не так. Я помню, каким был мой ребенок, а какими были другие дети. Как мать я чувствовала, что между ними пропасть. С возрастом все проблемы бы только усугубились, а пропасть стала бы непреодолимой.

Я очень благодарна своему мужу за его любовь ко мне и сыну и терпение. Да, он не принимал участия в занятиях, не пропустил, как мне хотелось бы, через себя болезнь сына, но за эти сложные шесть лет я ни разу не услышала от него слов упрека, ни разу он не усомнился в необходимости занятий с Ольгой Николаевной. Далеко не каждый мужчина сможет выдержать жизнь по остаточному принципу, когда жена все свое время проводит с ребенком, спит с ребенком, его жизнью практически не интересуется, да еще периодически срывает на нем свое плохое настроение, вызванное страхами и эмоциональной усталостью. При этом любовь сына также дарится не ему, а жене. Мой муж выдержал, и помимо того, что зарабатывал деньги, делил со мной все домашние дела.

Я хочу, чтобы люди, имеющие больных деток, прочитав мой рассказ, ПОВЕРИЛИ В РЕАЛЬНОСТЬ ИСЦЕЛЕНИЯ, ПОВЕРИЛИ В ТО, ЧТО ОНИ И ИХ ДЕТИ ОБЛАДАЮТ ВСЕМИ НЕОБХОДИМЫМИ НА ТО РЕСУРСАМИ.

ТОЛЬКО НАДО ПОБЕДИТЬ СТРАХИ, СОМНЕНИЯ, ЗЛОСТЬ И ОБИДУ НА СЕБЯ И СВОЮ СУДЬБУ С ВЕЧНЫМИ ВОПРОСАМИ «ЗА ЧТО МНЕ ЭТО?», ПРИНЯТЬ БОЛЕЗНЬ РЕБЕНКА КАК ДАННОСТЬ И, ОБЪЕДИНИВШИСЬ ВМЕСТЕ (РОДИТЕЛИ, БАБУШКИ, ДЕДУШКИ, БРАТЬЯ И СЕСТРЫ, СПЕЦИАЛИСТЫ) С ЛЮБОВЬЮ СПЛЕСТИ, КАК КРУЖЕВО, «ПРОРЕХИ В НЕРВНОЙ СИСТЕМЕ, ПСИХИКЕ, ДУШЕ РЕБЕНКА». 

И ЕЩЕ, ГОВОРЯТ, МОЛИТВА МАТЕРИ СО ДНА МОРЯ ПОДНИМАЕТ!

БЛАГОДАРЮ!» c уважением, Наталья, Москва.

 

Наш ребенок теперь здоров:

«У Славы в 3 года наблюдалось:

     -задержка речевого развития, ребенок больше пользовался жестами, мимикой, отдельными лепетками слов, резко отставал от нормы в словарном запасе;

    -расторможен, гиперактивен;

    -плохо засыпал;

    -не мог сконцентрироваться на чем-то;

    -не контролировал свое поведение;

    -недостаточная сформированность навыков самообслуживания, правил гигиены (до 4-х лет ребенок какал в штаны).

В связи с этим мы обратились по рекомендации к нейропсихологу Ольге Николаевне. Начали заниматься с ней и логопедом.

 При осмотре ребенка нейропсихологом в 4 года выявлено:

«Симптомы свидетельствуют о дефицитарности подкорково-стволовых структур мозга (первичный дефект) вследствие перинатальных поражений ЦНС и вторичной задержки функционального развития коры мозга (как левого, так и правого полушария)».

Ребенок очень сильно отличался в развитие от детей своего возраста. У мамы был внутренний страх, проблема найти подхода к ребенку, общения с ним. Присутствовала сильная гиперопека.

С 4-х лет и по настоящее время с ребенком, и со мной тоже занимается Ольга Николаевна. Занятия, которые она проводит со Славой направлены на развитие подкорковых структур, корково-подкорковых связей и общей моторики.

А со мной-психотерапевтическая работа ведется.

В процессе занятий Слава начал соблюдать правила гигиены: проситься по ночам в туалет, ходить какать в туалет. Эта была самая большая радость в семье. У ребенка стала нормализоваться речь, правильно формироваться предложения, начали пропадать вспышки перевозбуждения, агрессии.

При занятиях с логопедом ребенок начал концентрировать внимание, потихоньку изучал буквы, начинал читать, выкладывал числовой ряд.  Ребенок в развитие начал догонять детей своего возраста.

Сейчас Славе 7 лет, он пошел в обычную школу, как и все дети. Читает, пишет, считает, хорошо рисует, интересуется очень сильно животными.

У мамы со Славой сформировался общий контакт, понимание в общение.

С нейропсихологом мы продолжает заниматься и по настоящее время, хотя члены моей семьи уже не видят в этом необходимости Ребенок-здоров! Однако, Ольга Николаевна рекомендует завершить работу по данной методике, с учетом актуального развития Славы и соблюдения правил данной методики, которая состоит из 4 этапов, а Слава сейчас заканчивает 3 этап.

В заключении я хочу поблагодарить от всей души нейропсихолога, и логопеда. За терпение, за тот огромный труд, знания, которые они вложили в ребенка.

Хочу дополнить: общение, совместная, системная и регулярная работа с Ольгой Николаевной помогли мне внутренне самосовершенствоваться, выстроить приоритеты в своей семье, , как маме по-другому смотреть на жизненные ситуации, на детские болезни, на проблемы, которые происходят в семье. Каждый из нас прежде всего сам должен брать ответственность на себя. если ребенок заболевает, значит что-то, где-то не так начинает выстраиваться. Ребенок, это как индикатор того, что происходит в семье, в душе родителей и взаимопонимания между ними.

Если у кого-то есть аналогичные проблемы, начинайте заниматься с нейропсихологом. Во-первых, вы не дадите своему ребенку ни одной таблетки, прописанные невропатологами, но и измените свою жизнь к лучшему».

С огромной благодарностью, Наталья, г. Москва, тел. 8 (926) 20 74 93.

 

 

Синдром Дауна не приговор:

«Здравствуйте. Мы живем в маленьком городе, расположенном на побережье Азовского моря. Называется он Приморско-Ахтарск.

В 2000 году у нас родилась доченька Машенька. Когда врачи сказали, что у нее синдром Дауна, я не хотела верить и даже слышать про это. Каждые родители хотят здоровья и счастья своим детям. И когда мы сталкиваемся с проблемами подобного рода, каждый реагирует по-разному. Кто-то отказывается принимать данную проблему, а кто-то начинает сразу с ней бороться. Я долго не могла принять диагноз, поставленный врачами, хотя муж и сын меня постоянно поддерживали и вообще не обращали на это внимания.

После того как я немного пришла в себя, мы начали пробовать лечить Машу. Первая наша поездка состоялась в город Воронеж. Там есть специализированный центр реабилитации для детей с синдромом Дауна. После поездки у меня появилась надежда. Там работают хорошие, чуткие люди. И мне сказали, что у Маши все получится, если с ней заниматься.

Потом мы нашли логопеда. И хотя у нее не было опыта работы с такими детьми, она начала с нами работать. Маша начала ходить в «малышкину» школу, потом ее взяли в обыкновенный детский сад, в который она ходила два года. А в 2008 году Маша пошла в общеобразовательную школу. Конечно, сразу возникло много проблем. Город маленький, никто не знал, что делать, чем помочь, как построить обучение, что бы все получилось. Но вот уже пятый год Маша ходит в школу. Занимается со своим классом рисованием, пением и трудом. И индивидуально занимается с преподавателем.

На пороге второго класса я поняла, что надо что-то делать с обучением, так как учитель не знал где брать материал, как его правильно использовать. Я просто нуждалась в человеке, который смог бы мне подсказать, что делать дальше.

И жизнь подарила мне встречу с удивительным, добрым человеком, нейропсихологом Ольгой Николаевной. Она приезжала в наш город к своей маме, и мы случайно познакомились. Эта встреча изменила нашу жизнь. Потому что наша работа объединила два желания: мое – помочь Маше, и ее – помочь нашей семье! Это сотворчество приносит плоды и по сей день, хотя она встречается с нами всего два раза в год, (обследует Машу, дает рекомендации по гимнастике, обучению), а также рекомендации психологические для меня - это «труд, работа над собой…, и я занимаюсь, меняюсь, меняется мое мировоззрение, а с ним и сама жизнь.

Занимаюсь регулярно с Машей, когда возникают вопросы, Ольга Николаевна консультирует по телефону. Вот такая работа дает нам прекрасные результаты. Маша осознанно хочет учиться. Она пишет, выполняет задания, пытается читать, считает до 20, различает формы предметов и их цвета. Если два года назад она собирала пазлы с мультиками 160 – 260 штук, то в этом году она перешла на фотографии и собирает уже по 500 штук. А мультики по 1000 штук!!! Очень любит строить дома из конструктора «Лего». Она знает наизусть такие произведения, как: «Мойдодыр», «Доктор Айболит», «Муха-Цокотуха» и др.

И это все наша с Ольгой Николаевной заслуга. Наш союз сотворил чудо!!! Из ребенка, в которого не верили ни врачи, ни педагоги, ни другие люди, Маша выросла в обыкновенную девочку, которая всего лишь не совсем четко говорит. А остальное она догонит. Самое главное, что у нее все получается!!! И наша любовь, и вера ей обязательно помогут!!! Желаю Всем Любви, света и хороших людей рядом!!!»

Мама Ирина, Папа Андрей.

Тел. 8 018 27 09 005

 

Мы верим в чудо:

«Здравствуйте, меня зовут Юлия. Я хочу рассказать свою историю, поделиться опытом с теми, кто возможно в этом нуждается.

В январе 2010 года у нас родился сын Даниил. Роды были очень тяжелыми, так как ребенок находился в тазовом предлежании. По медицинским показаниям, при таком расположении плода, необходимо делать Кесарево сечение, но врачи решили, что я смогу родить сама. В итоге, Данюшка родился на 1 балл по шкале Апгар, с единичными сердцебиениями. После чего попал в реанимацию роддома, потом в реанимацию перинатального центра и наконец был переведен в психоневрологическое отделение Детской Краевой больницы с диагнозом «симптоматическая эпилепсия», «спастический тетрапарез тяжелой степени». Все это время я находилась рядом с ним. Когда мы первый раз попали домой, Дане было 4 месяца. За эти 4 месяца мне пришлось выслушать многих врачей. И самые страшные слова, которые я от них услышала, были: «Мамочка, ваш ребенок будет расти овощем, если вообще в ближайшее время не умрет». Было тяжело, но я почему-то, как на автомате, начала искать врачей, клиники. Мы обращались к традиционной медицине, остеопатам, гомеопатам, пробовали иглорефлексотерапию и многое другое (это я уже не говорю про обращения к «бабкам»). Результаты были, но не продолжительные. В 2011 году мы сами поехали в Москву. Были во многих клиниках, как в государственных, так и в частных. В том числе посетили НИИ нейрохирургии имени Н.Н. Бурденко. Но, к сожалению, диагнозы не утешительные.

Слава Богу, мы смогли подобрать подходящую медикаментозную терапию. И на сегодняшний день у нас год как ремиссия. 20 января Данюше исполнится 3 года. Он не держит голову, не следит взглядом, не переворачивается, не умеет жевать.

Летом 2012 года мы встретили Ольгу Николаевну. Несмотря на то, что ребенок очень тяжелый, она согласилась с ним работать. Три недели, каждый день, она приходила к нам. И каждый день Данюша радовал нас результатами. Он стал более расслабленным, стал осознанно улыбаться. Ольга Николаевна научила меня делать гимнастику, массаж, провела психологическую консультацию. Сейчас мы занимаемся с Даней вместе с супругом. Это очень важно, когда папа тоже принимает участие. Ребенок чувствует двойную любовь и поддержку. Кстати папе Даня улыбается чаще, чем мне!

Когда Даня родился, многие рекомендовали мне отказаться от него. Я сразу всем отвечала «нет»! И сейчас я абсолютно не жалею о своем решении, как бы мне не было трудно. Нам очень повезло с папой, он нас не оставил. И более того, он очень сильно любит Данюшу, и также, как и я, не представляет своей жизни без него! И как бы ни было тяжело, мы никогда его не предадим. И будем делать все от нас зависящее, чтобы хоть как-то облегчить ему жизнь! Ну и всегда надо оставлять в нашей жизни место для чуда! Чудеса случаются!!! И дай бог здоровья тем врачам, которые так же, как и мы верят в наших детей!!! И в их числе несомненно находится Ольга Николаевна!»

Юлия, Краснодарский край, г. Приморско-Ахтарск. Тел. 8 918 97 42 415.

Мои ноги снова идут:

Клинический диагноз:

Нижний смешанный парапапез тяжелой степени (спастический справа, вялый слева), вследствие артериовенозной мальформации грудопоясничного отдела спинного мозга, состояние после эндоваскулярного вмешательства, с выраженными нарушениями функции ходьбы.

Обратилась я к Ольге Николаевне в январе 2013, когда после операции (проведенной в НИИ им. Бурденко) прошло полтора года. За это время никаких особых улучшений и изменений не происходило. На тот момент я не могла самостоятельно передвигаться, стоять, не могла пошевелить пальцами на ногах. В течении 1.5 года я активно занималась ЛФК, проходила курс массажа и физиопроцедур, но это не приносило никаких видимых результатов.

Скажу честно, изначально я была настроена скептически к этой методике, но все же решила попробовать. Уже после недели упражнений, я стала замечать некоторые улучшения, то пальчик начнет шевелиться, то в руках появится сила. Я работала как физически, так и была психологическая практика.

работа со всей моей семьей, в частности с родителями. Я училась справляться с негативными мыслями и плохим настроением. Моральное состояние стало сразу улучшаться, а за ним и физические изменения стали заметны. Этим летом мы проводили занятия на море с группой ребят. Мне это очень помогло, та поддержка, то тепло, которое все оказывают друг другу, очень помогает. Все упражнения делали вместе, тактильные прикосновения, когда детки держали за ручки или за ножки, это очень помогает. Все занятия были на свежем воздухе, на песке.

Занятия состоят из четырех этапов.

Сейчас я на втором этапе упражнений, второй этап был принят с большой радости и все получается лучше и лучше. Благодаря этим упражнениям я плотно села на попу, чувствую опору под своим телом. Тело стало на много пластичнее, раньше ноги почти не сгибались, сейчас сама удивляюсь от собственной растяжки. Чувствительность в ногах восстанавливается, пальчики начинают шевелиться и много различных микро-движений в ногах!!!

Сейчас у меня более активный образ жизни, уже не составляет сложности и проблем спуститься с пятого этажа и куда-то поехать. И на втором этапе у меня началась более осознанная работа с внутренним миром. Пришло знание и понимание, что любая болезнь (начиная от боли в горле и заканчивая различными поражениями мозговых структур) имеет психосоматическое начало и органические поражение.

Целостная работа очень изменила меня и сразу появилась динамика.

Все больше и больше я убеждаюсь, что психологическая работа и нейрореабилитация вместе работают очень эффективно.

Только такая работа может решить задачу, лично у меня это восстановление навыков ходьбы.

На данный момент я могу передвигаться по дому с ходунками.

На улице хожу с помощью полочки и поддержки человека с левой стороны.

Сила в ногах увеличилась, проходимость в ногах улучшилась, импульс стал проходить по ногам на много быстрее.

Морозова Анна Юрьевна 25.01.1994 (20 лет)

Социальные сети:
  • VK
  • Facebook
  • Одноклассники
  • Instagram

© Центр психодиагностики и нейрореабилитации